Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

ПРИРОДА И НАЗНАЧЕНИЕ ФАКТА В ЖУРНАЛИСТСКОМ ПРОИЗВЕДЕНИИ

Как известно, в основе любого журналистского произведе¬ния лежат факты — своеобразные кирпичики, из которых выст¬раивается вся его структура. Поэтому столь важным моментом журналистской работы является не только сбор фактического материала, но и методы его обработки и изложения. Для того чтобы успешно оперировать фактами, умело предъявлять их в тексте, выстраивать из них определенную систему доказательств, использовать их в качестве наглядной иллюстрации мыслей и т.п., необходимо для начала разобраться в сложной природе фак¬та, которая, как отмечает Л.А. Поелуева, выражается в пробле¬ме соотношения «факта и объективной реальности и возникаю¬щее при этом противоречие — отождествление факта и собы¬тия». Подыскивая ключ к пониманию этого вопроса, автор обращается к теории отражения и в качестве опорной мысли придерживается того положения, что «отражение оригинала не является самим оригиналом» .

В качестве объекта журналистского отражения может быть и сама действительность, и социальные явления и процессы, и человек. Словом, в поле зрения журналистов находится много¬образный мир во всех его проявлениях. Включаясь в процесс познания действительности, журналист фокусирует внимание на общественно значимых событиях. В самом акте выбора объек¬та познания, в специфике его восприятия, различных форм ото¬бражения, в оценке и интерпретации жизненной ситуации про¬является авторская субъективность. Поэтому, говоря о соотно¬шении объективного и субъективного в факте, многие авторы сходятся на той мысли, что «содержание факта есть отражение объективного события, находящегося вне человеческого созна¬ния, а форма, в которой осуществляется это отражение, субъек¬тивна» .

Для журналистов объективное освещение событий озна¬чает строгое следование фактам. А как же быть с авторскими комментариями, рассуждениями, мнениями? Если в хроникаль¬ной информации нужно и следует обходиться без оценочных суждений, то в аналитических и художественно-публицисти¬ческих произведениях факты выступают или в качестве иллю¬стративного материала, или в виде опорных аргументов, под¬тверждающих тот или иной тезис. При этом журналист не только подвергает факты всестороннему анализу, но и дает им соб¬ственную трактовку и оценку.

Можно ли в журналистском материале достичь объектив¬ного освещения события, учитывая сложную природу факта? Американские исследователи Эверет Дэниис и Джон Мэррилл, отвечая на данный вопрос, пишут: «Для журналистов объектив¬ность не означает математическую или научную точность, а, скорее, такое освещение новостей, которое исключает эмоции и отделяет факты от мнений. Для многих объективность озна¬чает точное освещение фактов и событий в форме беспристра¬стного описания. В последнее время, однако, теория объектив¬ности стала допускать аналитическое освещение событий, кото¬рое далеко выходит за рамки беспристрастного описания» . Стремясь к объективному освещению событий, журналисту нужно помнить, что нельзя подменять факт собственным мне¬нием, оценкой, трактовкой, интерпретацией.

Что же в таком случае подразумевают под фактом? «Факт в журналистике можно определить как достоверное отражение фрагмента реальности, обладающее социальной репрезентатив¬ностью» . Именно с помощью фактов журналисты создают модель многообразной действительности. Для полного и адек¬ватного отражения различных событий, явлений и процессов в информационных, аналитических и художественно-публицис¬тических материалах используются самые разнородные факты: социальные, исторические, литературные, юридические, куль¬турологические и др. Не случайно П.В. Копнин считает, что  «факт представляет собой форму человеческого знания, обла¬дающего достоверностью» . Отношение к фактам как к еди¬ницам знания и вызывает к ним заведомое доверие у людей.

Но в какой степени можно верить тем или иным факти¬ческим данным, если в них уже присутствует оценочность, от¬ражающая не только понятийную систему человека, но и осо¬бенности его восприятия? В своих исследованиях по журнали¬стике Майкл Новак приходит к следующему выводу: «Фактов не существует, существуют люди, наблюдающие за ними. А люди, наблюдающие за фактами и пытающиеся при этом быть нейтральными, становятся еще более субъективными» . Что¬бы быть уверенными в репрезентативности фактов, журналис¬там нужно знать, во-первых, из каких источников они получе¬ны; во-вторых, какие цели преследовали респонденты, сообщив¬шие о тех или иных фактах; в-третьих, четко отличать факты науки от обыденных фактов.

Научные факты всегда основаны на многочисленных эм¬пирических наблюдениях, экспериментах, опытах. Они всегда являются «итогом обобщений, выверенным абстрактным зна¬нием. При этом чем выше требования к точности и объектив¬ности, тем больше число эмпирических наблюдений и измере¬ний и тем необходимее применение статистических методов их обработки» . В аналитических и публицистических произве¬дениях журналисты охотно обращаются к фактам науки. Осо¬бенно часто используются материалы социологических иссле¬дований, экспертные заключения, статистические выкладки, результаты экспериментов и др. Подобного рода фактические данные применяются в виде иллюстративного материала или в качестве основных или дополнительных аргументов, придавая авторским рассуждениям особую убедительность.

Использование статистических данных относится к тради¬ционным методам предъявления фактов. Языком цифр можно обрисовать то или иное явление, вскрыть существо проблемы, показать динамику развития события, наконец, сделать на их основе выводы.

Вот как иллюстрирует посредством цифр состояние во¬инской дисциплины в армии и на флоте В. Литовкин: «Более 18 тысяч правонарушений допущено командирами различных степеней за минувший год. Из них около 3 тысяч — незакон¬ные приказы. Львиную долю от всех правонарушений состав¬ляют уклонения от воинской службы — их 40 %. Далее идут бесчинства в отношении местного населения и неуставные взаимоотношения — каждое четвертое преступление; 2 % составляют хищения оружия и боеприпасов. Полтора — ава¬рии и катастрофы. А гибель людей — 5,9 %». Приведенные в материале цифры четко систематизированы и классифици¬рованы по различным основаниям. Но журналист не просто использует статистические данные, а пытается увидеть за ними серьезность тех правонарушений, которые сегодня про¬исходят в вооруженных силах. «Абсолютные цифры наруше¬ний закона нам получить не удалось, — пишет журналист, — но их все же можно высчитать, хотя бы приблизительно. Ми¬нистр сказал, что за минувший год в армии и на флоте погиб¬ло при исполнении служебных обязанностей 894 человека. Сопоставим эти данные с уже известным процентным соотно¬шением и получится, что за прошлый год в вооруженных си¬лах произошло около 15 тысяч серьезных правонарушений. То есть по 2 — 3 каждый божий день» . Основываясь на при¬веденных данных, журналист пытается выяснить причины, породившие все эти бесчинства.

Оттолкнувшись от социологических данных, журналист¬ка Е. Яковлева пытается предпринять собственное расследо¬вание. С помощью цифр она пытается выяснить вопрос о на¬личии среднего класса в России. «По данным мониторинга ВЦИОМ средний класс в России составляет 21 % занятого на¬селения, — пишет корреспондентка. — Его костяк — мелкие и средние предприниматели, "профи" (наемные работники, вы¬сокооплачиваемые профессионалы) и бюрократия» . Е. Яков¬лева опирается не только на результаты социологических ис¬следований, но и на экспертные заключения ученых — акаде¬мика Т. Заславской, профессора Т. Шанина, директора Ин¬ститута национальной модели экономики В. Найшулья и других известных экономистов, а также приводит данные, добытые собственными исследовательскими изысканиями. На основе статистических материалов журналистке удалось проанализи¬ровать и социальный состав среднего класса, и особенности его потребительского поведения, и его ценностные ориента¬ции и т.п. Здесь, как мы видим, научные данные стали отправ¬ными моментами журналистского расследования.

Очень часто научные факты становятся предметом публи¬кации. Интересная заметка была опубликована в газете «Извес¬тия», «Французский археолог Кристиан Шюнесс демонстриру¬ет ценную находку — череп жившего семь тысячелетий назад мужчины, который носит четкие следы двух перенесенных им операций трепанации. Находка каменного века считается убе¬дительным доказательством того, что древние врачеватели об¬ладали знанием и умением для подобного рода операций. Спе¬циалисты предполагают, что пациент благополучно перенес хи¬рургическое вмешательство и умер в 50-летнем возрасте. Череп обнаружен при раскопках могильника в Эльзасе» .

Использование научных фактов в журналистских матери¬алах носит самый разнородный характер: от простой констата¬ции до развернутых положений. Точность и достоверность — основные признаки всех научных фактов. Именно поэтому журналисты так охотно обращаются в своих публикациях к подобного рода сведениям.

Наряду с научными фактами журналисты охотно исполь¬зуют в своих материалах так называемые обыденные факты, которые, по мнению В.М. Горохова, «представляют собой ре¬зультат восприятия человеком окружающей действительности, восприятия непосредственного, конкретно-чувственного, запе¬чатлеваемого в единстве эмоциональной реакции и логического осознания происшедшего». И далее: «Если признать обыденное сознание синкретичной "колыбелью" общественного сознания, то можно говорить об обыденном факте как об изначальном содержательном элементе, обладающем достоверностью непос¬редственного наблюдения, отражающем в сознании человека "дискретный кусок действительности"» . Подобного рода факты используют тогда, когда необходимо рассказать о непос¬редственном опыте людей, об их эмоциональных реакциях на те или иные события и т.п. Вот, например, какие обыденные факты использует в своей публикации О. Манулкина, беседуя с солистом Мариинского театра С. Вихаревым по поводу обмен¬ных гастролей Большого и Мариинского театров: «Конечно, об¬мен двух театров — это замечательно. Владимир Васильев на пресс-конференции сказал, что надо прекращать вражду, но это не вражда — соперничество разных школ и художественных направлений. Мариинский и Большой — это совершенно раз¬ные миры. Мои старшие коллеги помнят про драки, которые когда-то устраивали балетоманы — поклонники Шелест и Ду¬динской. Но вот сейчас я читаю в "Коммерсанте" рецензии на гастроли Мариинского театра: автор пишет в американском жур¬налистском стиле, пишет зло. Ходят слухи, что питерские и мос¬ковские поклонники Мариинки готовят возмущенное письмо. Это все очень театрально и для кого-то составляет часть жизни — балетоманской, журналистской: побольнее написать, уколоть, бе¬запелляционно высказаться по поводу артиста. Правда, Татьяна Кузнецова сама артистка, и мне немного странно видеть у нее недоброе отношение к коллегам. Эти "челюсти убийцы"... Что же касается интервью Николая Цискаридзе, то мне не хватит такой смелости говорить о солистах Большого театра, потому что я их прежде всего уважаю. Я бы поостерегся таких приговоров, как "кордебалет исчез". И вообще не хотел бы делать это интер¬вью конфронтационным» . Как видно из интервью, журналистка использует в материале обыденные факты, систематизи¬рованные по следующим блокам: мнения, высказанные на пресс-конференции; закулисные истории из театрального мира; оцен¬ка газетных публикаций по поводу обменных гастролей. При этом ее собеседник даже не пытается углубиться в тему творческого взаимодействия между двумя известными театрами. Он лишь ограничивается своими непосредственными впечатлениями о том, что сегодня происходит в балетном мире, какие интриги там раз¬ворачиваются, какие слухи культивируются и т.д. Но уже за этими фактами просматривается не только определенная пози¬ция артиста, его отношение к тем или иным сторонам театраль¬ной жизни, но и мотивы поведения людей, о которых он расска¬зывает. Ценность обыденных фактов в том и состоит, что за ними можно увидеть реалии социальной жизни людей.

В основе обыденного факта лежат не только некие момен¬ты действительности, но и реальные поступки людей, которые могут стать предметом журналистского отображения. Главная особенность обыденных фактов — в их жизнеподобии. В отли¬чие от фактов науки они носят синкретичный характер и в силу этого не способны раскрыть суть того или иного явления. Об¬ращение журналистов к подобного рода фактам может быть обусловлено следующими причинами: во-первых, с их помощью можно воссоздать привычный и узнаваемый читателями фон того или иного фрагмента действительности; во-вторых, выя¬вить мотивы поведения людей; в-третьих, подчеркнуть те или иные стороны события.

Назначение фактов в журналистском произведении мно¬гофункционально: они могут стать основой информационного сообщения; могут выступать в качестве аргументов и научно обоснованных доказательств.

Развертывание факта в жанровую структуру произведе¬ния всегда обусловлено задачами, стоящими перед журналис¬тами. В одном случае необходимо сообщить о факте, в другом — дать подробности о событии, в третьем — разобраться в при¬чинах возникновения той или иной проблемы, в четвертом — создать документальный образ современника и др. В зависимо¬сти от целей сообщения журналисты используют различные способы подачи, раскрытия, изображения и истолкования фак¬тов. Кроме того, позиционирование фактов в различных жан¬рах журналистики (информационных, аналитических и худо¬жественно-публицистических) имеет свои особенности.