Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

4. Целеустремленность и решительность при проведении операций, отличный подбор военачальников

И.В.Сталин, как Верховный Главнокомандующий, упорно и бескомпромиссно добивался, чтобы во всех крупных военных операциях войска противника обязательно добивались до конца. После московской битвы во всех последующих крупных сражениях это ему всегда удавалось.

За это убедительно говорит такой исторический факт. За 47 месяцев Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. советские войска разгромили 507 немецких дивизий. Потери немецко-фашистской армии на советско-германском фронте составили более 8 миллионов солдат и офицеров.

И, наконец, об "утверждениях", что война против гитлеровской Германии, в которой Верховный Главнокомандующий Советскими Вооруженными Силами был Сталин, якобы, выиграна исключительно большой кровью, что, мол, одержана чуть ли не пиррова победа. Известно, сколь часто и недобросовестно в последнее время обыгрывается разномастными фальсификаторами истории Великой Отечественной войны цифра погибших в этой войне советских людей — 20 млн. человек. Однако стоит только проанализировать цифру погибших, чтобы и этот "довод" горе-критиков Сталина оказался несостоятельным. Известно, что на временно оккупированной территории в гитлеровских лагерях смерти находилось более 18 млн. советских граждан, из них более 11 млн. были в этих лагерях уничтожены. На фронтах в годы Великой Отечественной войны погибло 7,5 млн. советских воинов. Почти миллион советских людей погиб в годы блокады Ленинграда, более миллиона погибло во время бомбежек немецко-фашистской авиации.

В заключение нельзя не сказать, что роль И.В.Сталина, как Верховного Главнокомандующего, сыгравшего огромную роль в достижении победы, под влиянием Хрущева и стоящих за его спиной темных сил, многими историками и писателями долгие годы после смерти Сталина либо замалчивалась, либо откровенно искажалась. Например, в первом издании многотомной истории Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. имя Хрущева, третьестепенного человека в войне, подхалимами от истории хвалебно упоминалось несколько сотен раз, о роли же Сталина фактически ничего не говорилось, разве что возводилась клевета на его деятельность.

Получился курьез: войну выиграли без Верховного Главнокомандующего! Более того, "с легкой" руки Хрущева по свету пошла гулять лживая выдумка; Верховный Главнокомандующий И.В.Сталин "не пользовался военными картами, воюя по глобусу". Хрущев пытался создать у слушателей и читателей впечатление, что в самое ответственное для страны время на пост Верховного Главнокомандующего был выдвинут "малограмотный" в военном отношении человек, который при разработке военных операций Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. даже не пользовался оперативными картами. Тем самым на И.В.Сталина вольно или невольно "взваливалась вина" за миллионы погибших советских людей в этой войне. При помощи примитивной выдумки о том, что Сталин "воевал по глобусу" Хрущев и его приспешники, подпевая заокеанским хозяевам, пытались натравить советский народ (война задела все советские семьи, в которых имелись раненые и убитые) против И.В.Сталина. Сегодня можно со всем основанием сказать, что делалось это не случайно. Уже тогда началась подготовка к тому, чтобы путем дискредитации Сталина скомпрометировать социалистическое строительство, идеологически подготовить почву для осуществления заветной мечты англо-американских империалистов — реставрации капитализма в СССР.

Вот что об этом "утверждении" Хрущева писал маршал Советского Союза К.А.Мерецков:

"В некоторых книгах у нас получила хождение версия, будто И.В.Сталин руководил боевыми операциями "по глобусу". Ничего более нелепого мне никогда не приходилось читать. За время войны, бывая в Ставке и в кабинете Верховного Главнокомандующего с докладами, присутствуя на многочисленных совещаниях, я видел, как решались дела. К глобусу И.В.Сталин тоже обращался, ибо перед ним вставали задачи и такого масштаба. Но вообще-то он всегда работал с картой и при разборе предстоящих операций порой, хотя далеко не всегда, даже "мельчил". Последнее мне казалось излишним. (...) Неверно упрекать его в отсутствии интереса к деталям. (...) Даже в стратегических военных вопросах И.В.Сталин не руководствовался ориентировкой "по глобусу". Тем более смешно говорить это применительно к вопросам тактическим, а они его тоже интересовали и немало. (...) В сентябре 1941 года я получил новое назначение. Помню, как в связи с этим был вызван в кабинет Верховного Главнокомандующего. И.В.Сталин стоял у карты (выделено мною — В.Ж.) и внимательно вглядывался в нее, затем повернулся в мою сторону, сделал несколько шагов навстречу и сказал:

— Здравствуйте, товарищ Мерецков! Как вы себя чувствуете?

—Здравствуйте, товарищ Сталин! Чувствую себя хорошо. Прошу разъяснить боевое задание!

И.В.Сталин не спеша раскурил свою трубку, подошел к карте и спокойно стал знакомить меня с положением на Северо-Западном направлении. (...) Через два дня я вылетел в качестве представителя Ставки Верховного Главнокомандующего на Северо-Западный фронт".

"Идти же на доклад в Ставку, к И.В.Сталину, — писал в своих воспоминаниях Г.К.Жуков, — скажем, с картами (выделено мною — В.Ж.), на которых были хоть какие-то "белые пятна", сообщать ему ориентировочные, а тем более преувеличенные данные, было невозможно. И.В.Сталин не терпел ответов наугад, требовал исчерпывающей полноты и ясности".

Или вот еще одно воспоминание о Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. видного государственного деятеля Николая Семеновича Патоличева:

"И.В.Сталин с каждым из нас поздоровался за руку и тут же всех позвал к столу. На большом столе его рабочего кабинета лежала карта (выделено мною. — В.Ж.). На карте разноцветными карандашами изображена какая-то схема. Сталин подробно разъяснил, что это схема оборонительных рубежей".

Сохранилось большое количество документов, исходивших во время Великой Отечественной войны непосредственно от И.В.Сталина как Верховного Главнокомандующего и касавшихся решения самых важных оперативно-стратегических вопросов. А.М.Василевский рассказывал, что заслушав однажды доклады об обстановке на фронтах и приняв решение по конкретному вопросу, Сталин тут же лично диктовал свои приказы войскам, которые затем оформлялись в виде директив Ставки Верховного Главнокомандования. Наиболее ответственные решения принимались И.В.Сталиным после детального и всестороннего обсуждения их в Ставке и с командующими фронтами. В качестве примера вот некоторые из этих документов.

1. Из выступления И.В.Сталина при обсуждении в Ставке 5 января 1942 г. проекта общего наступления Красной Армии: "Немцы в растерянности от поражения под Москвой, они плохо подготовились к зиме. Надо наступать. Заставить немцев израсходовать свои резервы еще до весны. (...)

Главный удар нанести по группе "Центр". Разгром осуществить силами левого крыла Северо-Западного, Калининского и Западного фронтов путем двухстороннего охвата с последующим окружением и уничтожением главных сил в районе Ржева, Вязьмы и Смоленска. Войска Юго-Западного и Южного фронтов — разгромить группу армий "Юг" и освободить Донбасс.

Кавказский фронт во взаимодействии с Черноморским флотом — освободить Крым. Два условия необходимо соблюдать, чтобы иметь боевые успехи:

Первое. Действия ударными группами. Наши войска наступают обычно отдельными дивизиями или бригадами, расположенными по фронту в виде цепочки. Понятно, что такая организация наступления не может дать эффекта, так как не дает нам перевеса сил на каком-либо участке. Такое наступление обречено на провал. Необходимо, чтобы в каждой армии, ставящей себе задачу прорыва обороны противника, была создана ударная группа, группа в виде трех или четырех дивизий, сосредоточенных для удара на определенном участке фронта. В этом первейшая задача командования армии, ибо только таким образом можно обеспечить решительный перевес сил и успех прорыва обороны противника на определенном участке фронта.

Второе. У нас нередко бросают пехоту в наступление против оборонительной линии противника без артиллерии, без какой-либо поддержки со стороны артиллерии, а потом жалуются, что пехота не идет против обороняющегося и окопавшегося противника. Понятно, что такое "наступление" не может дать желательного эффекта. Это не наступление, а преступление — преступление против Родины, против войск, вынужденных нести бессмысленные жертвы. Это означает, во-первых, что артиллерия не может ограничиваться разовыми действиями в течение часа или двух часов перед наступлением, а должна наступать вместе с пехотой, должна вести огонь при небольших перерывах за все время наступления, пока не будет взломана оборонительная линия противника на всю ее глубину.

Это означает, во-вторых, что пехота должна наступать не после прекращения артиллерийского огня, как это имеет место при так называемой "артиллерийской подготовке", а вместе с наступлением артиллерии, под гром артиллерийского огня. Это означает, в-третьих, что артиллерия должна действовать не вразброс, а сосредоточенно, и она должна быть сосредоточена не в любом месте фронта, а в районе действия ударной группы армии, фронта и только в этом районе, ибо без этого условия немыслимо артиллерийское наступление".

Эти простые и в то же время исключительно важные положения И.В.Сталина были оформлены в виде директивного письма Ставки, которое 10 января 1942 г. получили командующие фронтами и армиями.

В письме давались практические указания фронтам по действию ударными группами и организации артиллерийского наступления.

2. 28 августа 1942 г. И.В.Сталин инструктировал Г.К.Жукова перед его направлением на Сталинградский фронт в качестве представителя Ставки:

"В связи с тяжелой обстановкой мы приказали срочно перебросить 1-ую гвардейскую армию, которой командует Москаленко, в район Лозное и с утра 2 сентября нанести его и другими частями Сталинградского фронта контрудар по прорвавшейся к Волге группировке противника и соединиться с 62-й армией. Одновременно в состав Сталинградского фронта перебрасываются 66-я армия генерала Малиновского и 24-я армия генерала Козлова. Вам следует принять меры, чтобы 1-я гвардейская армия генерала Москаленко 2 сентября нанесла контрудар, а под ее прикрытием вывести в исходные районы 24-ю и 66-ю армии. Это две армии вводятся в бой немедленно, иначе мы потеряем Сталинград".

3 сентября 1942 г. Жуков получил телеграмму Сталина:

"Положение со Сталинградом ухудшилось. Противник находится в трех верстах от Сталинграда. Сталинград могут взять сегодня или завтра, если северная группа войск не окажет немедленную помощь. Потребуйте от командующих войсками, стоящих к северу и северо-западу от Сталинграда, немедленно ударить по противнику и прийти на помощь к сталинградцам. Недопустимо никакое промедление. Промедление теперь равносильно преступлению. Всю авиацию бросьте на помощь Сталинграду. В самом Сталинграде авиации осталось очень мало".

5 сентября 1942 г. поздно вечером Сталин приказал Жукову: "Продолжайте атаки. Ваша главная задача — оттянуть от Сталинграда возможно больше сил противника".

11 ноября 1942 года Верховный Главнокомандующий И.В.Сталин в телеграмме Г.К.Жукову разъяснил, как нужно использовать авиацию в ходе предстоящего контрнаступления:

"Если авиаподготовка операции неудовлетворительна у Еременко и Ватутина, — телеграфировал Сталин, — то операция кончится провалом. Опыт войны с немцами показывает, что операцию против немцев можно выиграть лишь в том случае, если имеем превосходство в воздухе. В этом случае наша авиация должна выполнить три задачи:

Первое — сосредоточить действие нашей авиации в районе наступления наших ударных частей, подавить авиацию немцев и прочно прикрыть наши войска.

Второе — пробить дорогу нашим наступающим частям путем систематической бомбежки стоящих против них немецких войск.

Третье — преследовать отступающие войска противника путем систематической бомбежки и штурмовых действий, чтобы окончательно расстроить их и не дать им закрепиться на ближайших рубежах обороны.

Если Новиков думает, что наша авиация сейчас не в состоянии выполнить эти задачи, то лучше отложить операцию на некоторое время и накопить побольше авиации. Поговорите с Новиковым и Ворожейкиным, растолкуйте им это дело и сообщите мне ваше общее мнение".

Когда действия правого крыла войск Донского фронта не удовлетворили Верховного Главнокомандующего, он 23 ноября 1942 года направил следующую телеграмму командующему этим фронтом К.К.Рокоссовскому:

"... 3-я мотодивизия и 16 танковая дивизия немцев целиком или частично сняты с Вашего фронта, и теперь они дерутся против фронта 21-й армии. Это обстоятельство создает благоприятную обстановку для того, чтобы все армии вашего фронта перешли к активным действиям. Галанин действует вяло, дайте ему указание, чтобы не позже 24 ноября Вертячий был взят. Дайте также указание Жадову, чтобы он перешел к активным действиям и приковал к себе силы противника. Подтолкните как следует Батова, который при нынешней обстановке мог бы действовать более напористо".

3. Полководческий талант Сталина ярко проявился при разработке плана битвы на Курской дуге, поражение в которой поставило фашистскую Германию перед катастрофой. Пытаясь взять реванш за поражение в Сталинграде, Гитлер бросил сюда 50 лучших своих дивизий (среди них было 16 танковых и моторизованных), 2 танковые бригады, 11 танковых батальонов и дивизионов штурмовых орудий, свыше двух тысяч самолетов — около 60 процентов находившихся на Восточном фронте. Готовились начать наступление 900 тысяч отборных гитлеровских солдат. Сталин заблаговременно в директиве предупредил об этой угрозе Центральный. Брянский, Воронежский и Юго-Западный фронты.

"Командование фронтов, — писал Г.К.Жуков, — получив предупреждение Ставки, провело ряд новых мер по усилению огня в обороне, противотанковой обороны и инженерных заграждений".

Встал вопрос, как проводить сражение на Курской дуге: ожидать ли, пока начнут наступление немцы, или самим нанести упреждающий удар врагу.

Генерал армии Н.Ф.Ватутин и бывший у него член Военного совета фронта Н.С.Хрущев внесли предложение нанести противнику упреждающий удар, не дожидаясь его наступления. Маршалы Г.К.Жуков и А.М.Василевский и генерал армии А.И.Антонов выступили против этого предложения. Решающее слово было за Верховным Главнокомандующим.

"И.В.Сталин, — рассказывал Г.К.Жуков, — опасался, что наша оборона может не выдержать удара немецких войск, как не раз это бывало в 1941 и 1942 годах. В то же время он не был уверен в том, что наши войска в состоянии разгромить противника своими наступательными действиями.

После многократных обсуждений Верховный решил встретить наступление немцев огнем всех видов глубоко эшелонированной обороны, мощными ударами авиации и контрударами оперативных и стратегических резервов. Затем, измотав и обескровив врага, добить его мощным контрнаступлением на белгородско-харьковском и орловском направлениях, после чего провести глубокие наступательные операции на всех важнейших направлениях".

Решение И.В.Сталина оказалось совершенно верным и предопределило разгром немцев в битве на Курской дуге.

4. В разгар битвы на Курской дуге Сталин под утро 9 июля 1943 г. позвонил Жукову. Он спросил:

— Не пора ли вводить в дело Брянский фронт и левое крыло Западного фронта, как это было предусмотрено планом?

Получив утвердительный ответ, приказал:

— Выезжайте к Попову и вводите в дело Брянский фронт.

В ходе битвы на Курской дуге Сталин очень умело использовал для усиления Воронежского фронта контрнаступление Степного фронта. Говоря об этой операции, Г.К.Жуков отметил, что если войска Степного фронта в ходе оборонительного сражения не были бы введены для усиления Воронежского фронта, то последний мог оказаться в крайне сложном положении.

12 июля 1943 г. Сталин приказал Г.К.Жукову вылететь в район Прохоровки для координации действий Воронежского и Степного фронтов. Одновременно Верховный Главнокомандующий поручил А.М.Василевскому организовать наступление на Юго-Западном фронте в поддержку Воронежского и Степного фронтов. Эти указания Сталина сыграли важную роль в деле достижения победы.

5. 4 января 1943 г. Сталин продиктовал телеграмму Генеральному Штабу для командующего Закавказским фронтом генерала армии Тюленева. Эта телеграмма убедительно доказывает, насколько высокой была компетентность Сталина в полководческом искусстве.

"Первое. Противник отходит с Северного Кавказа, сжигая склады и взрывая дороги. Северная группа Масленникова превращается в резервную группу, имеющую задачу легкого преследования противника. Нам невыгодно выталкивать противника с Северного Кавказа. Нам выгоднее задержать его с тем, чтобы ударом со стороны Черноморской группы осуществить его окружение. В силу этого центр тяжести операций Закавказского фронта перемещается в район Черноморской группы, чего не понимают ни Масленников, ни Петров.

Второе. Немедленно погрузите 3-й стрелковый корпус из района Северной группы и ускоренным темпом двигайте в район Черноморской группы.

Масленников может пустить в дело 58-ю армию, которая у него в резерве и которая в обстановке нашего успешного наступления могла бы принести большую пользу.

Первая задача Черноморской группы — выйти на Тихорецкую и помешать таким образом противнику вывезти свою технику на запад. В этом деле Вам будет помогать 51-я армия и возможно 28-я армия.

Вторая и главная задача Ваша состоит в том, чтобы выделить мощную колонну войск из состава Черноморской группы, занять Ботайск и Азов, влезть в Ростов с востока и закупорить таким образом северокавказскую группу противника с целью взять ее в плен или уничтожить. В этом деле Вам будет помогать левый фланг Южного фронта — Еременко, который имеет задачей выйти севернее Ростова.

Третье. Прикажите Петрову, чтобы он начал свое наступление в срок, не оттягивая этого дела ни на час, не дожидаясь подхода резервов. Петров все время оборонялся, и у него нет большого опыта по наступлению. Растолкуйте ему, что он должен дорожить каждым днем, каждым часом.

Четвертое. Немедленно выезжайте в район Черноморской группы и обеспечьте выполнение настоящей директивы".

И так было на протяжении всей Великой Отечественной войны. Не умаляя поистине огромной роли маршала Г.К.Жукова в достижении Победы, следует отметить, что он, как заместитель Верховного Главнокомандующего, участвовал лишь в коллективной разработке наиболее важных военных операций и, осуществлял по директивам Ставки, выработанных под руководством Сталина, самые ответственные, но все же отдельные военные операции. В то время как Верховный Главнокомандующий маршал И.В.Сталин на всем протяжении войны осуществлял непосредственное руководство всеми операциями на всех фронтах (выделено мною. — В.Ж.).

Деятельность И.В.Сталина в годы Великой Отечественной войны убедительно свидетельствует, что наша страна в его лице имела гениального полководца, может быть, самого великого в истории человечества.