Авторы: 147 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Книги:  180 А Б В Г Д Е З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


загрузка...

СПРАВКА

о некоторых главных аспектах современных англо-американских отношений.

Определяющим в этих отношениях является длительная борьба между Англией и США на мировой арене за сферы приложения капитала, рынки сбыта и источники сырья.

Одна из главных задач современной внешней политики США — попытаться разгромить своих империалистических противников, претендентов на мировое господство Германию и Японию при помощи вооруженных сил СССР, Англии и Китая. Самим же стоять в стороне, ограничившись ролью поставщика оружия для этих стран, сохраняя нетронутыми свои вооруженные силы для будущей борьбы за мировое господство. Эта политика США полностью отвечает экономическим интересам американских монополий, наживающих баснословные прибыли на гонке вооружений и с этой целью провоцирующих военные столкновения по всему миру. Американский еженедельник "Нью-мэссиз" по этому поводу писал: "Уолл-стрит и его барометр — биржа молятся о том, чтобы военные действия в Европе как можно скорее расцвели в "настоящую" войну и создали на рынке военные цены и военный спрос".

На сегодня в США господствует идея так называемой ограниченной войны, в ходе которой правящие круги этой страны рассчитывают не только обогатиться на поставках вооружений, но и использовать ослабление Англии войной с Германией для проникновения в азиатские и африканские владения Британской империи и в конечном итоге захватить их. Именно по этим причинам американцы долгое время и не спешили спасать погибающую Британскую империю, фактически не оказывая ей существенной помощи в ее борьбе с Германией. Путем неимоверных усилий Черчиллю удалось добиться лишь размещения некоторых военных заказов в США, крайне незначительных американских военных поставок и передачу Англии 50 отслуживших свой срок эсминцев. За эти подачки Англия была вынуждена отдать США "в аренду" свои военно-стратегические базы в Западном полушарии.

Положение коренным образом изменилось после заключения Германией, Италией и Японией тройственного пакта (Ось: Берлин — Рим — Токио), особенно когда стало известно, что Гитлер предпринимает попытки превратить Бразилию в "новую Германию" и использовать ее как плацдарм для будущего нападения на США. В настоящее время идет подготовка к направлению в Бразилию стотысячной американской армии. Перепуганные американские магнаты, увидевшие прямую угрозу своим капиталам и даже самой жизни, Морган, Ламонт, Гугенгейм, Варбург, Дуглас, Джон Рокфеллер и др. выступили за оказание немедленной и действенной помощи Англии.

Один из этих, пожалуй, самых влиятельных некоронованных королей Америки Джон Рокфеллер заявляет:

"Мы должны стоять на стороне Британской империи до последней крайности и любой ценой".

Разъясняя суть этой политики, начальник главного морского штаба США адмирал Старк, разработавший по поручению Рузвельта утвержденный им план так называемой ограниченной войны США, закодированный под названием "Дог", в меморандуме, приложенном к этому плану, писал:

"Если Англия одержит решающую победу в борьбе против Германии, то мы сможем победить повсюду, если же она потерпит поражение, то перед нами возникает чрезвычайно большая проблема: может быть мы и не потеряем все, но зато и не победим нигде".

В настоящее время Англия рассматривается в США как одно из важных средств борьбы против Гитлера, который по выражению Черчилля, взбесился и перекусал своих хозяев.

В настоящее время Англии и Канаде разрешено закупать в США 50% производимой в этой стране военной продукции. Например, на сегодня английский заказ на производимые в США самолеты составляет 26300 боевых машин.

В то же время империалистические замыслы со стороны США в отношении Англии остались прежними — захватить английские колонии и доминионы (особенно нефтеносные районы).

Тактика: поддерживая сопротивление Англии против Германии, а Китая против Японии, выиграть время для создания мощных вооруженных сил для завоевания мирового господства и прежде всего для захвата владений Британской империи.

Президент национального промышленного совета США Джордан, выступая 10 декабря 1940 г. на собрании ассоциации американских банкиров, так определил эту политику в отношении Англии:

"Для правительства является нормальным и законным делом скрывать от народа все важные факты, относящиеся к целям политики. Но каждому понятно, что правительство США выступает в роли экономического союзника Англии в борьбе с врагами Британской империи в любой части мира. чтобы помочь предупредить, если возможно, ее разрушение, и, если это будет невозможно, то занять ее место, как наследника всего того, что останется от экономического и политического могущества империи. Если даже при нашей помощи Англия выйдет из этой борьбы без поражения, она настолько обнищает экономически и подорвет свой престиж, что было бы совершенно невероятным, чтобы она смогла восстановить или поддержать господствующие позиции в мировой политике. Скипетр власти переходит к США".

Сталин подчеркнул последнее предложение синим карандашом, На полях же против этого предложения написал:

"NB (заметь хорошо). Использовать в интересах Советского Союза англо-американские империалистические противоречия".

17 января 1941 года в Белом Доме у президента Рузвельта состоялось секретное совещание, на котором присутствовали: генерал Маршалл, адмирал Старк и военно-морской министр Нокс. Обсуждался вопрос о выработке стратегической политики в отношении Англии. В принятом после обсуждения решении говорилось: "Англичане никогда не упускают из виду свои послевоенные интересы — коммерческие и военные. И мы также должны, в конечном счете, заботиться о своих собственных интересах".

Об английской политике в отношении США. Главную свою задачу Черчилль, после прихода на пост премьер-министра Великобритании, видит в том, чтобы втянуть США во Вторую мировую войну, в том числе в открытую войну против Японии. Этим он надеется существенно укрепить оборону Англии и переложить защиту британских владений в Азии и на Тихом океане на плечи американцев. Традиционная английская политика — загребать жар чужими руками.

С 29 января 1941 года в Вашингтоне в течение двух месяцев велись военные переговоры между английской и американской делегациями под кодовым названием ABC. Английские офицеры прибыли в США, одетые в штатские костюмы под видом закупочной комиссии. В состав делегации США входили: генерал Эмбик (глава делегации), начальник оперативного управления штаба американской армии бригадный генерал Л.Джероу, начальник военной разведки бригадный генерал Майлс, контр-адмирал Тернер, полковник авиации Макнерни, адмирал Гормли, американский военный атташе в Англии генерал Ли и морской атташе капитан Кэрк.

В состав английской делегации входили: адмирал Беллэрс, генерал-майор Моррис, контр-адмирал Денкуэртс, бригадный генерал авиации Слессор, помощник английского военно-морского атташе в США капитан 1 ранга Кларк и подполковник Корнуол-Джонс.

Обсуждались следующие вопросы:

Военное положение США и Англии.

Стратегические задачи объединенных действий сухопутных и морских сил в Тихом и Атлантическом океанах.

Координирование военных операций.

Разделение ответственности по театрам военных действий и выделение необходимых сил.

Согласование ориентировочных планов и установление принципов командования.

США, в свете выработанной политики в отношении Англии, уклонились от принятия на себя военных обязательств, которые возлагали бы на них задачи по защите английских интересов против Японии на Тихом океане.

Англичане попытались добиться своего при помощи дипломатической уловки. Начали настаивать под предлогом, что, якобы, английская военно-морская база Сингапур имеет в борьбе против Германии и Японии более важное значение, чем американская военно-морская база в Пирл-Харборе, чтобы четыре тяжелых американских крейсера, один авианосец, десятки американских самолетов и подводных лодок избрали местом своей постоянной стоянки Сингапур. Если бы предложение англичан прошло, то в случае нападения японцев на эту крепость, США автоматически вступали в войну с Японией.

По предложению адмирала Старка и генерала Маршалла требование англичан бъшо отвергнуто. В сообщении президенту США о сущности предложений англичан о направлении американской эскадры в Сингапур от 19 февраля 1941 г. говорилось: "Согласие Соединенных Штатов обеспечить удержание Сингапура влечет за собой обязательство выделить силы, необходимые для выполнения этой задачи. Короче говоря, Соединенные Штаты должны будут добиться быстрого разгрома Японии и принять на себя ответственность за безопасность значительной части Британской империи".

На свое предложение о Сингапуре англичане получили от американской делегации ответ, что США считают совместные военные действия против Японии преждевременными и что в деле подготовки к обороне пока лучше действовать параллельно.

Так Англия, вопреки ее замыслам воевать руками американцев, потерпела фиаско и оказалась на передовых позициях боевых действий не только в Европе, но и на Дальнем Востоке. превратилась в американского ландскнехта. Отказав в военной помощи англичанам, по поступившим достоверным сведениями, правительство США ведет подготовку к занятию стратегически важных позиций в районе Средиземного моря, которые надеется использовать как трамплин для захвата в будущем стран Ближнего и Среднего Востока (нефть), оставшихся "ничейными" французских колоний в Северной Африке.

С этой целью в феврале 1941 года начальник стратегической разведки США Доновен, по кличке Бешеный Билл, посетил Ближний Восток. Для Британской империи Средиземное море имеет огромное стратегическое значение: это наиболее короткий путь для англичан в их владения на Востоке. Во время переговоров Черчилль несколько раз устраивал истерики Рузвельту, заявляя, что он пришел на пост премьер-министра не для того, чтобы присутствовать при развале Британской империи, требуя от него более существенной помощи воюющей Англии, указывая при этом на ее бедственное экономическое положение, в силу чего она не может расплачиваться наличными за поступающее из США вооружение. Еще в декабре 1940 г. Черчилль писал Рузвельту: "Приближается время, когда мы не сможем дальше платить наличными за полученные материалы. Хотя мы делаем все возможное и не уклоняемся от соответствующих жертв для того, чтобы производить платежи валютой, я считаю, вы согласитесь с тем, что было бы неправильно в принципе, что после того, как ценою нашей крови будет достигнута победа, цивилизация спасена, а для США выиграно время для завершения вооружения, мы должны будем стоять раздетыми до нитки". Оставляя без внимания вопли Черчилля о предстоящей гибели Британской империи. Рузвельт, как и все американские политики, переносящий основной принцип конкурентной борьбы американских монополий "Слабых топчут, с сильными договариваются " на международные отношения, в то же время понял, что нужно найти какие-то новые формы передачи Англии, конечно, за оплату в будущем, американских вооружений. Тем более, что это американские бизнесмены связывали с продолжением войны, получением выгодных военных заказов и высоких военных прибылей. Однако правящие американские политики опасаются традиционного вероломства англичан, не уверены, что Англия будет продолжать войну против Гитлера до победного конца. В американском правительстве раздаются голоса, что если Англия сочтет это выгодным для себя, она немедленно заключит мир с Германией и подставит под ее удар Соединенные Штаты Америки.

Для выяснения действительного положения в Англии в ней с 9 января по 8 февраля 1941 года находился ближайший помощник Рузвельта, опытный политик и мудрый американский государственный деятель Гарри Гопкинс.

Вернувшись в Вашингтон, он доложил президенту, что Англия будет воевать до конца, но ей нужно помочь, иначе она не сможет отстоять свои острова от вторжения фашистской Германии.

Американское правительство приняло решение: "Передать Англии вооружение и материалы взаймы или в аренду с последующей выплатой образовавшегося долга" (Ленд-лиз). Поскольку в капиталистическом мире никаким договорам не верят, американское правительство поступило, как поступают все ростовщики: в качестве залога вывезло на американском военном корабле в США английское золото на сумму в 148 миллионов долларов. Англия полностью попала в экономическую зависимость от США. В среде ведущих американских банкиров Англию презрительно именуют "американским непотопляемым авианосцем".

На вопросы: нельзя ли отобрать у Англии в уплату за предоставленное ей оружие ее владения в Ост-Индии, военно-морской министр Нокс отвечает: "Наступит время, когда США приобретут английские острова в Вест-Индии с добровольного согласия правительства Великобритании". Главная цель Ленд-лиза состоит в том, чтобы отстаивать интересы американского империализма в борьбе с агрессивным германо-японским блоком при помощи вооруженных сил других стран. За это время создать американские могущественные военные силы и подмять под себя ослабленные войной государства во всем мире, таким образом завоевать мировое господство.

Об "уродливой" стороне англо-американского бизнеса.

В погоне за максимальной прибылью промышленники Англии и США предают народы своих стран. Так, немецкие самолеты, которые бомбят сегодня Британские острова, летают на бензине, поставленном англо-американскими монополиями, а японская авиация и флот могут действовать и действуют на горючем, поставляемом из США.

В правящих кругах США очень сильно влияние политиков, которые крайне заинтересованы, ради прибылей, в поставках в Японию американских товаров и стратегического сырья.

Это, прежде всего, банкиры из "Ферст Нэйшн Бэнк оф Нью-Йорк" и "Гаранти Траст" (группа Моргана), "Бэнк Мэнхэттен" (группа Кун-Леба). "Юнион Траст Ко" (группа Меллона).

Стратегические товары Японии поставляют 10 крупнейших американских металлургических компаний (среди них такие влиятельные в политическом мире США, как "Юнайтед Стейтс Стил"); 8 крупнейших нефтяных компаний (среди них "Стандарт Ойл", "Шелл Ойл", "Тексас Корпорейшн"), 15 машиностроительных компаний (среди них "Дженерал Электрик", "Дженерал Моторс", про влияние которой в Америке говорят: что "полезно для "Дженерал Моторс", то полезно для США"; "Форд Мотор", "Крейслер", "Дюпон де Немур", "Истмэн Кодак", "Дуглас Эйркрафт", "Локхид Эйркрафт"). Хлопок Японии поставляют 4 американские компании; исключительно большие доходы от поставки американской продукции в Японию имеют пароходные компании "Пасифик Лайкс" и "Юнайтед Стейтс Лайкс".

В январе 1941 г. США продали Японии 40% импортируемого ею металла и хлопка, 70% железного лома, 50% нефтепродуктов, 95% автомобильных частей.

Один из руководителей американской разведки контр-адмирал Захарис утверждает, что поставки из США в Японию стратегических товаров активно продолжаются, несмотря на официальное введение еще в 1940 г. эмбарго на многие такого рода операции.

Англия и США активно вооружают своих врагов. Зависимые же от воротил капиталистического мира правительства Англии и США ничего не могут поделать с промышленниками-предателями. В то же время такому своему союзнику в борьбе против Японии, как Китай, США поставляют стратегические товары и вооружение в незначительных количествах. Так, предоставленный США кредит Китаю составляет всего (когда о поставках в Германию и Японию речь идет о миллиардах долларов) 175 миллионов долларов. И это в условиях, когда американский военно-морской министр Нокс заявляет: "Чем более успешным будет сопротивление Китая Японии, тем менее возможными станут японские попытки продвижения на Юг в район теплых морей".

О росте вооруженных сил в США.

В ближайшее время предполагается довести численный состав армии до 1200 тысяч человек и подготовить вооружений на случай мобилизации 800 тысяч человек. Увеличить военно-морские силы на 70% (на 200 боевых кораблей). В настоящий момент американский военно-морской флот состоит из кораблей водоизмещением 3745 тысяч тонн. Опасаются германского и японского вторжения на территорию США. Два флота: Тихоокеанский и Атлантический — предполагается после поражения Германии и Японии использовать для захвата колоний ослабленных войной капиталистических стран Европы, особенно колоний и доминионов Британской империи.

Авиационная промышленность получила заказ от военного министерства на 80 тысяч самолетов, 4535 боевых самолетов, предназначавшихся для американского военно-морского флота, уже вступили в строй.

Так называемая долговременная программа развития вооруженных сил США предусматривает иметь армию примерно в 8,8 млн. человек (около 215 дивизий), из них 2 млн. человек в военно-воздушных силах. Идет подготовка к будущей переброске в Европу и на другие континенты, в интересах захватнических устремлений американского империализма, воинских контингентов в 5 млн. человек.

Закончив читать справку, Сталин приказал Лаврову:

— Информация о замыслах американского и английского правительств и в дальнейшем должна поступать к нам регулярно. Сейчас одна из наиважнейших задач нашей стратегической агентуры в Англии и США — создавать в правящих кругах этих стран доброжелательную атмосферу в отношении нашей страны. Несмотря на неприязнь к нашей стране, Англия и США будут помогать нам в этой войне. Ибо если Гитлер и японцы разобьют нас, им тоже не поздоровится.

* * *

Это предположение Сталина оказалось дальновидным и верным.

22 июня 1941 г. Уинстон Черчилль официально заявил, что правительство Британской империи готово поддержать правительство Советского Союза в борьбе против фашистской Германии. В этом заявлении говорилось: "Опасность, угрожающая России, — это опасность, грозящая нам и Соединенным Штатам, точно так же, как дело русского, сражающегося за свой очаг и дом, — это дело свободных людей и свободных народов во всех уголках земного шара".

12 июля 1941 г. СССР и Великобритания заключили соглашение о совместных боевых действиях против фашистской Германии и ее сателлитов. 24 июня 1941 г. американское правительство заявило, что США поддержат СССР в его борьбе против германской агрессии.

После ухода Лаврова, оставшись один, Сталин задумался. В последнее время он все чаще спрашивал себя: не слишком ли много сведений получается о готовящемся нападении Германии на Советский Союз? Что в действительности скрывается за этими сведениями? Можно ли им доверять? Ведь судя по тем достоверным данным, которыми он располагает, Германия к войне против Советского Союза не готова, для нее нападение на Советский Союз — самоубийство.

Сталин отлично понимал, что, помимо чисто военного аспекта, война это еще и очень сложное экономическое явление, и ему трудно было поверить, что не ликвидировав существенные дефекты и недостатки, которые были присущи подготовке Германии к войне, она все же этим летом 1941 года решится напасть на Советский Союз.

Во-первых, Германия испытывает острую хроническую нужду в нефти, объективно имеющую решающее значение для ведения успешных боевых действий против вооруженных сил СССР. Собственной нефтью, как известно, Германия не располагает. Того же количества бензина, которым фашистская Германию снабдили англо-американские монополисты, чтобы она могла напасть на Советский Союз, для ведения затяжной войны явно не хватит.

Отсюда и авантюристическая ставка гитлеровцев на так называемую "молниеносную" войну против Советского Союза.

Этот вывод Сталина оказался совершенно правильным. Не случайно наиважнейшая задача гитлеровских войск, после нападения на Советский Союз, состояла в захвате любой ценой советских нефтяных промыслов.

В своем дневнике начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковник Гальдер записал:

"19 ноября 1941 г. Гитлер определил главную цель на 1942 год так: "Задача на будущий год в первую очередь Кавказ ...". В директиве Гитлера №41 от 5 апреля 1942 г. говорится: "... первоначально необходимо объединить все имеющиеся силы для проведения главной операции на южном участке с целью уничтожить противника западнее Дона; чтобы затем захватить нефтяные районы на Кавказе и перейти через Кавказский хребет". 1 июля 1942 г. на совещании командующих армейской группировки "Юг" в районе Полтавы Гитлер заявил, что если он не получит нефть Майкопа и Грозного, то должен будет покончить с этой войной. Как известно, стратегический замысел гитлеровского командования по захвату нефтяных районов был сорван советскими вооруженными силами, что и явилось одной из важнейших причин гибели фашистской Германии после ее нападения на Советский Союз.

Во-вторых, Германия испытывает серьезную нехватку зерна и других видов продовольствия, что делает ее крайне уязвимой в затяжной войне.

В-третьих, в Германии не хватает железнодорожных вагонов. Из сообщений разведки Сталину было известно, что еще 23 июня 1939 г. на секретном заседании Совета обороны германского рейха, которое проходило под председательством Геринга и на котором присутствовали 35 высших государственных деятелей, в том числе министры, Гиммлер и руководители вооруженных сил Гальдер, Редер, Кейтель, Томас, Мильх, начальник транспортного отдела германского Генерального штаба сухопутных войск полковник Рудольф Герке заявил: "С точки зрения транспорта Германия к войне не готова". А ведь чтобы успешно действовать на советско-германском фронте, немецко-фашистским войскам ежедневная потребность составляет 450-500 железнодорожных эшелонов.

Растянутые же на огромное расстояние коммуникации войск фашистского рейха при нехватке вагонов неизбежно станут ахиллесовой пятой гитлеровцев. Особенно при развернувшейся партизанской войне советского народа, которая неизбежна, если немецко-фашистские войска вторгнутся в пределы Советского Союза.

7 декабря 1941 г. генерал-фельдмаршал Бок. командовавший германскими войсками под Москвой, в качестве одной из причин провала наступления на этот город привел транспортную катастрофу. В своем дневнике он записал: "Развал железнодорожного транспорта ... Фронту не хватает самого необходимого для того, чтобы существовать и вести бои. Боеприпасы, горючее, продовольствие и зимнее обмундирование не поступают". Генерал-полковник гитлеровской армии Хепнер, командовавший группой немецких войск под Москвой, еще недавно, говоря о Советском Союзе, легкомысленно утверждавший, что Советский Союз — это шатающийся колосс на глиняных ногах и стоит лишь только толкнуть, чтобы он упал, 24 декабря 1941 года записал в своем дневнике о состоянии своих войск: "Фанатичной воли еще недостаточно. Воля-то есть, а сил нет!"

В-четвертых, как можно решиться, отправляясь в поход в северную страну, какой в общем-то является Советский Союз, не имея для войск зимнего обмундирования, надеяться, что его удастся захватить после "молниеносного" разгрома советских вооруженных сил? Ну, а если не разгромят?

В-пятых, судя по тем сведениям, которые имеются, в планах гитлеровцев налицо явная переоценка танковых частей и недооценка мощи советской артиллерии. Итак, к серьезной длительной войне против Советского Союза Германия сегодня не готова.

При всей своей политической ограниченности правящая клика фашистской Германии понимает временный характер своих военных преимуществ, понимает и то, что германская экономика в конечном итоге не выдержит затяжной войны против Советского Союза. Именно поэтому заправилы гитлеровской Германии постараются сделать все, чтобы рядом молниеносных ударов разбить Красную Армию до того, как развернутся ее главные силы и начнет на полную мощность действовать военно-экономический потенциал Советского Союза. Вскоре Сталин получил возможность убедиться, что он правильно разгадал замысел плана "Барбаросса".

Если поверить данным разведки, то нужно немедленно объявить всеобщую мобилизацию и сосредоточивать основные вооруженные силы Советского Союза вдоль новых, фактически еще неукрепленных границ, да еще на территориях с крайне плохим состоянием дорог и железнодорожных линий. Все сообщения разведки наталкивают именно на такое решение. Это же предлагают сделать Жуков и Тимошенко. Но правильным ли будет такое решение? Ведь сведениям самой превосходной и преданной Родине разведки никогда нельзя доверять на все сто процентов, поскольку искусная дезинформация со стороны противников никогда не исключается. Фактов же, чтобы опасаться такого рода провокаций как со стороны англо-американских правящих кругов, так и со стороны фашистской Германии, у Сталина было в то время более чем достаточно. Как уже отмечалось, заветной мечтой англо-американских правящих кругов было нападение Германии на Советский Союз. Известно, что после нападения фашистской Германии на Советский Союз будущий президент США, влиятельный американский сенатор Гарри Трумэн заявил: "Если мы увидим, что выигрывает Германия, мы должны помочь Советскому Союзу. Если же увидим, что выигрывает Советский Союз, надо помочь Германии. И пусть они убивают друг друга как можно больше".

То, что заявление Трумэна не было личным заявлением отдельного сенатора США, убедительно доказывает и высказывание тогдашнего президента США Франклина Рузвельта.

Раскрывая главную суть политики американского империализма, направленной на завоевание США мирового господства, Франклин Рузвельт в беседе со своим сыном Эллиотом в августе 1941 года сказал: "Китайцы убивают японцев, а русские убивают немцев. Мы должны помогать им продолжать свое дело до тех пор, пока наши собственные армии и флоты не будут готовы выступить на помощь. Поэтому мы должны начать посылать им в сто раз, в тысячу раз больше материалов, чем они получают от нас теперь. Ты представь себе, что это футбольный матч. А мы, скажем, резервные игроки, сидящие на скамейке. В данный момент основные игроки — это русские, китайцы и, в меньшей степени, англичане. Нам предназначена роль игроков, которые вступят в игру в решающий момент (выделено мною. — В.Ж.).

Еще до того, как наши форварды выдохнутся, мы вступим в игру, чтобы забить решающий гол. Мы придем со свежими силами. Если мы правильно выберем момент, наши форварды еще не слишком устанут".

Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль в 1943 г. на секретном совещании высших английских офицеров в Триполи так высказался о своей заветной мечте: "Я хотел бы видеть германскую армию в могиле, а Россию на операционном столе". Особенно настораживало Сталина полученное в апреле 1941 года секретное послание от ярого недоброжелателя Советского Союза Уинстона Черчилля, в котором он сообщал, что по сведениям английской разведки Гитлер говорил югославскому принцу-регенту о дате нападения на СССР — 30 июня 1941 года.

Ну кто же разглашает такие тайны? Ведь Гитлер не настолько наивен и глуп, чтобы не понимать, что этот его разговор обязательно станет известен английской разведке, имеющей немало своих агентов в окружении югославского принца-регента, а там и до ушей советской разведки недалеко.

Настораживало и то, что советский военно-морской атташе в Германии Воронцов как-то очень легко, от болтливого немецкого офицера, узнал о дате нападения на Советский Союз. Причем день нападения несколько раз менялся, и Воронцов своевременно получал сведения об этих изменениях.

Наконец, это более чем странное предупреждение, которое сделал немецкий посол Шуленберг нашему послу в Германии Деканозову, когда тот в мае 1941 года находился в Москве, о том, что Германия в самые ближайшие недели нападет, без объявления войны, на Советский Союз.

А может быть Гитлеру зачем-то нужно, чтобы в СССР узнали о дате нападения Германии? Но зачем? Неужели для того, чтобы еще до его нападения была объявлена всеобщая мобилизация и придвинуты основные части вооруженных сил к западным границам? Пока же ясно одно: не исключается провокация со стороны Германии, которая не прочь свалить вину за развязывание войны на Советский Союз, навязать ему войну, когда еще далеко не закончено перевооружение советских вооруженных сил.

И Сталин пришел к твердому убеждению, что ни объявлять мобилизацию, ни придвигать основные вооруженные сил Советского Союза к западным границам до возможного нападения Германии нельзя.

14 июня 1941 г. Поскребышев доложил Сталину, что нарком обороны маршал Тимошенко и начальник Генерального штаба Красной Армии генерал армии Жуков просят срочно принять их.

— Пусть приезжают, — распорядился Сталин.

Через 20 минут оба военачальника были в кабинете.

— Товарищ Сталин, — начал Тимошенко. — обстановка на наших западных границах обострилась до предела. Мы просим Вас разрешить развернуть первые эшелоны наших вооруженных сил по планам прикрытия.

Внимательно посмотрев на Тимошенко и Жукова, Сталин с раздражением спросил:

— Вы опять предлагаете провести в стране мобилизацию, поднять сейчас войска и двинуть их к западным границам? Это же война! Понимаете вы это оба или нет?

— Но ведь все говорит за возможность внезапного нападения фашистской Германии, — проговорил Тимошенко.

— Товарищ Жуков тоже такого же мнения? — спросил Сталин.

Жуков поддержал Тимошенко.

— Все говорит за то, что внезапного нападения можно ожидать в любую минуту, товарищ Сталин.

Сталин задумался. После продолжительного молчания, как бы отвечая на свои собственные мысли, произнес:

— Не во всем можно доверять разведке. Хорошо, можете быть свободны. Мы подумаем.

"Ушли мы из Кремля, — писал в своих воспоминаниях Жуков, — с тяжелым чувством. Я решил пройтись немного пешком. В Александровском саду возле Кремля беспечно резвились дети. Вспомнил я и своих дочерей и как-то особенно остро почувствовал, какая громадная ответственность лежит на всех нас за ребят, за их будущее, за всю страну. (...) Каждое мирное время имеет свои черты, свой колорит и свою прелесть. Но мне хочется сказать доброе слово о времени предвоенном. Оно отличалось неповторимым своеобразным подъемом настроения, оптимизмом, какой-то одухотворенностью и в то же время деловитостью, скромностью и простотой в общении людей. Хорошо, очень хорошо мы начинали жить! И какой экономист, философ или писатель сможет достоверно обрисовать, как расцвела бы наша страна сегодня, как далеко мы ушли бы вперед, не прерви война широкое, мирное и могучее течение тех лет ...".

Через три дня в кабинете Сталина в Кремле зазвонил телефон, трубку которого он всегда поднимал только лично сам. Звонил генерал Лавров.

— Товарищ Сталин, — доложил он, — известный вам полковник Лагутин добыл сведения чрезвычайной важности. Они настолько важные, что он не рискнул переправлять их с нашим курьером и даже без моего разрешения прибыл в Союз, перейдя нелегально границу в районе Кагула. Самолет за ним послан еще утром и с минуты на минуту он будет в Москве.

— Приезжайте с Лагутиным ко мне на квартиру в Волынское, — приказал Сталин, — я сейчас же выезжаю.

Полковник Лагутин, один из самых талантливых сотрудников Лаврова, давно тайно работал в Германии, сумев прочно занять место в самом ближайшем окружении Гитлера.

Сталин сам встретил Лаврова и Лагутина в прихожей и, поздоровавшись с каждым из них за руку, сейчас же провел в свой кабинет. Раскурив трубку, проговорил:

— Слушаю вас, товарищ Лагутин.

— Товарищ Сталин, мне удалось ознакомиться полностью с планом "Барбаросса". К сожалению сфотографировать его не смог, но все детали я запомнил почти с фотографической точностью. Суть этого гитлеровского плана "молниеносной" войны состоит в следующем. Получив достоверные данные о сосредоточении германских войск на границе Советского Союза и о дате этого нападения, Советское правительство должно будет, в свою очередь, не объявляя всеобщей мобилизации, призыва в вооруженные силы военнообязанных (ибо это будет равносильно объявлению войны Германии, на что Сталин никогда не пойдет. Известно, что такой прецедент в истории России уже был, когда в 1914 году царская Россия не объявляла войны Германии, она только объявила всеобщую мобилизацию), сосредоточить основные наличные у СССР вооруженные силы вдоль новых, фактически еще неукрепленных границ СССР, расположив свои самолеты и танки на аэродромах и танкодромах на территориях, хорошо известных гитлеровцам, так как все оперативные карты польского генерального штаба, генеральных штабов бывших прибалтийских капиталистических государств — Латвии, Эстонии, Литвы попали в их руки. После сосредоточения основных вооруженных сил СССР на новых слабоукрепленных границах, гитлеровцы без объявления войны осуществят внезапное нападение и тремя группами армий — Север, Центр и Юг, тремя танковыми клиньями под прикрытием фашистской авиации, захватившей господство в воздухе, прорвут фронт. При наличии более чем трехкратного превосходства в количестве танков и самолетов, при вооружении германской армии новейшей военной техникой, когда основные вооруженные силы фашистской Германии на практике обучены новым приемам ведения войны, имеют двухлетний опыт ведения современных боевых операций, к тому же превосходят советские вооруженные силы СССР в количественном отношении, удержать фронт невозможно. Прорвав фронт, гитлеровские войска окружают части Красной Армии, образуют огромный "котел", в котором и добивают окруженные регулярные части Красной Армии. Таким образом, будет одним молниеносным ударом покончено с регулярной Красной Армией, уничтожен ее основной костяк и Советскому правительству будет даже некуда призывать своих резервистов, оставшихся без кадрового командного состава. Ошибочное же преждевременное частичное разоружение оборонительных сооружений на бывшей старой советской границе дает все основания полагать, что после молниеносного уничтожения основных регулярных вооруженных сил СССР в приграничных районах страны, продвижение гитлеровских войск по территории СССР будет проходить более или менее беспрепятственно и война, таким образом, будет выиграна в несколько недель, в крайнем случае в несколько месяцев. В директиве ОКХ №21 от 31 января 1941 года, разъясняющей и дополняющей план "Барбаросса", поставлена перед немецкими вооруженными силами главная практическая задача при нападении на Советский Союз: "Операцию нужно вести таким образом, чтобы уничтожить находившуюся в западной России массу русских войск путем быстрейшего продвижения вперед ударных танковых групп и помешать отходу боеспособных войск в просторы русской территории".

А вот что об этой главной задаче германских вооруженных сил при нападении на СССР записал в своем дневнике Геббельс:

"Фюрер подробно объясняет мне положение. Наступление на Россию начнется, как только закончится развертывание наших сил. Русские сосредоточились как раз на границе. Самое лучшее, на что мы можем рассчитывать; если бы они эшелонировались вглубь, то представляли бы большую опасность. Они располагают 150-200 дивизиями, может быть, немного меньше, но во всяком случае примерно столько же, сколько у нас. Но в отношении материальной силы они с нами вообще не могут сравниться. Мы не полемизируем в прессе, сохраняем полное молчание и в один прекрасный день просто наносим удар".

Сталин встал, крепко обнял и поцеловал тоже поднявшегося Лагутина. Голос Сталина дрогнул, справившись с волнением, он проговорил:

— Товарищ Лагутин, вы оказали неоценимую услугу Отечеству.

Когда Сталин и Лавров остались одни, Сталин спросил:

— Ну, что скажешь?

Лавров с твердой убежденностью в голосе произнес:

— Не сомневаюсь, что сведения Лагутина достоверны на все сто процентов. Подтверждением этому служит и ставшее известным нам письмо Гитлера к Муссолини, которое он намеревается направить ему накануне нападения на нас. Вот копия письма.

Он протянул Сталину отпечатанный на машинке листок. Сталин прочитал:

Совершенно секретно

Только для товарища Иванова

Из письма Гитлера к Муссолини (июнь 1941 г.)

"Дуче! Я пишу Вам это письмо в момент, когда длившиеся месяцами тяжелые раздумья, а также вечное нервное выжидание закончилось принятием самого трудного в моей жизни решения. Что касается борьбы на Востоке, дуче, то она определенно будет тяжелой. Но я ни на секунду не сомневаюсь в крупном успехе. Если бы я даже вынужден был к концу этого года оставить в России 60 или 70 дивизий, то все же это будет только часть тех сил, которые я должен сейчас постоянно держать на восточной границе. Я чувствую себя внутренне снова свободным, после того как пришел к этому решению".

После письма Гитлера Сталин прочитал еще одно разведывательное донесение, только что полученное и принесенное сотрудником Лаврова.

Совершенно секретно

Только для товарища Иванова

Так называемая зеленая папка Геринга: о действиях гитлеровских оккупантов на захваченной территории Советского Союза.

15 июня 1941 г.

"Использование подлежащих оккупации областей должно производится в первую очередь в области продовольственной и нефтяной отраслей хозяйства. Получить для Германии как можно больше продовольствия и нефти — такова главная экономическая цель компании".

"Первой задачей является возможно более полное обеспечение снабжения германских войсках продовольствием за счет оккупированных областей, чтобы таким образом облегчить продовольственное положение в Европе и разгрузить транспорт".

"Главным промышленным сырьем является нефть. Среди мероприятий, не относящихся к продовольственному снабжению. все вопросы, связанные с добычей и вывозом нефти, должны при всех случаях стать на первом месте. Для проведения мероприятий, касающихся нефтяных районов, особенно Кавказа, будет организовано Континентальное нефтяное акционерное общество".

20 июня 1941 г. Сталин получил от Лаврова еще одно разведывательное донесение.

Совершенно секретно

Только для товарища Иванова

Из речи рейхсляйтера Розенберга о планах расчленения Советского Союза.

20 июня 1941 г.

Сегодня же мы ищем не "крестового похода" против большевизма только для того. чтобы освободить "бедных русских" на все времена от этого большевизма, а для того, чтобы проводить германскую мировую политику и обезопасить Германскую империю.

Задачи нашей политики, как мне кажется, должны поэтому идти к том направлении, чтобы подхватить в умной и целеустремленной форме стремление к свободе всех этих народов и придать им определенные государственные формы, то есть органически выкроить из огромной территории Советского Союза государственные образования и восстановишь их против Москвы, освободив тем самым Германскую империю на будущие века от восточной угрозы.

Медлить было нельзя. Сталин приказал Тимошенко еще раз проверить готовность советских войск к отражению готовящейся агрессии. Командующие округами получили устные предупреждения о возможностях такого нападения.

Вечером 21 июня 1941 года Тимошенко и Жуков снова были в кабинете Сталина в Кремле.

Вот как Г.К.Жуков описал эту встречу.

"Вечером 21 июня мне позвонил начальник штаба Киевского военного округа генерал-лейтенант М.А.Пуркаев и доложил, что к пограничникам явился перебежчик — немецкий фельдфебель, утверждающий, что немецкие войска выходят в исходные районы для наступления, которое начнется утром 22 июня.

Я тотчас же доложил наркому и И.В.Сталину то, что передал М.А.Пуркаев.

— Приезжайте с наркомом в Кремль, — сказал И.В.Сталин.

Захватив с собой проект директивы войскам, вместе с наркомом и генерал-лейтенантом Н.Ф.Ватутиным мы поехали в Кремль. По дороге договорились во что бы то ни стало добиться решения о приведении войск в боевую готовность.

И.В.Сталин встретил нас один. Он был явно озабочен.

— А не подбросили ли немецкие генералы этого перебежчика, чтобы спровоцировать конфликт? — спросил он.

— Нет, — ответил С.К.Тимошенко. — Считаем, что перебежчик говорит правду.

Тем временем в кабинет И.В.Сталина вошли члены Политбюро. Сталин коротко проинформировал их.

— Что будем делать? — спросил И.В.Сталин. Ответа не последовало.

— Надо немедленно дать директиву войскам о приведении всех войск приграничных округов в полную боевую готовность, — сказал нарком.

— Читайте! — сказал И.В.Сталин.

Я прочитал проект директивы. И.В.Сталин заметил:

— Такую директиву сейчас давать преждевременно, может быть, вопрос еще уладится мирным путем. Надо дать короткую директиву, в которой указать, что нападение может начаться с провокационных действий немецких частей. Войска приграничных округов не должны поддаваться ни на какие провокации, чтобы не вызвать осложнений.

Не теряя времени, мы с Н.Ф.Ватутиным вышли в другую комнату и быстро составили проект директивы наркома.

Вернувшись в кабинет, попросили разрешения доложить.

И.В.Сталин, прослушав проект директивы и сам еще раз его прочитав, внес некоторые поправки и передал наркому для подписи.

Ввиду особой важности привожу эту директиву полностью:

"Военным советам ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО.

Копия: Народному комиссару Военно-Морского Флота.

1. В течение 22-23.6.41 г. возможно внезапное нападение немцев на фронтах ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО. Нападение может начаться с провокационных действий.

2. Задача наших войск — не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения. Одновременно войскам Ленинградского, Прибалтийского, Западного, Киевского и Одесского военных округов быть в полной боевой готовности, встретить возможный внезапный удар немцев или их союзников.

3. Приказываю:

а) в течение ночи на 22.6.41 г. скрытно занять огневые точки укрепленных районов на государственной границе;

б) перед рассветом 22.6.41 г. рассредоточить по полевым аэродромам всю авиацию, в том числе и войсковую, тщательно ее замаскировать;

в) все части привести в боевую готовность. Войска держать рассредоточенно и замаскированно;

г) противовоздушную оборону привести в боевую готовность без дополнительного подъема приписного состава. Подготовить все мероприятия по затемнению городов и объектов;

д) никаких других мероприятий без особого распоряжения не проводить.

21.6.41 г. Тимошенко. Жуков".

Этой директивы было вполне достаточно для подготовки войск к отражению возможной гитлеровской агрессии, поскольку воинское подразделение и в мирное время должно быть готово вступить в бой в любую минуту, для этого оно и существует. Никаких дополнительных указаний на этот счет не требуется. Устное же предупреждение о возможности нападения фашистской Германии командующие округами получили, как уже отмечалось выше, заблаговременно, еще до получения этой директивы. Войска же Киевского и Западного военного округов уже давно были переведены на повышенную боевую готовность.

"В ночь на 22 июня 1941 года всем работникам Генштаба и Наркомата обороны, — вспоминал Жуков, — было приказано оставаться на своих местах. (...) В это время у меня и наркома обороны шли непрерывные переговоры с командующими округами и начальниками штабов, которые докладывали нам об усиливающемся шуме по ту сторону границы. Эти сведения они получали от пограничников и передовых частей прикрытия. (...) Все говорило о том, что немецкие войска выдвигаются ближе к границе. Об этом мы доложили в 00.30 минут ночи И.В.Сталину. И.В.Сталин спросил, передана ли директива в округа. Я ответил утвердительно. После смерти И.В.Сталина появились версии о том, что некоторые командующие и их штабы в ночь на 22 июня, ничего не подозревая, мирно спали или беззаботно веселились. Это не соответствует действительности. Последняя мирная ночь была совершенно другой. Как я уже сказал, мы с наркомом обороны по возвращении из Кремля неоднократно говорили по ВЧ с командующими округами Ф.И.Кузнецовым, Д.Г.Павловым, М.П.Кирпоносом и их начальниками штабов, которые находились на своих командных пунктах.

И.В.Сталин совершенно правильно расценил полученные сведения о подготовке нападения Германии на СССР как, с одной стороны, достоверные, а с другой — как стремление в неблагоприятных условиях для Красной Армии добиться сосредоточения основных, кадровых вооруженных сил Советского Союза вдоль неукрепленных новых западных границ.

Сталин разгадал "нордическую" хитрость гитлеровцев.

Об основной идее гитлеровского плана "Барбаросса" маршал Жуков впоследствии писал: "Однако очень скоро выяснилось, что в целом план "Барбаросса" оказался нереальным. Основной идеей этого плана было, как нам известно, окружить и уничтожить главные силы Красной Армии, расположенные в приграничных военных округах. Враг надеялся, что с потерей их Советскому Верховному Главнокомандованию нечем будет защищать Москву, Ленинград, Донбасс и Кавказ. Но эти задачи немецко-фашистскому командованию не удалось осуществить".

Итак, вся гитлеровская стратегия "молниеносной" войны была построена на авантюре в надежде, что Гитлеру удастся обмануть Сталина: Советский Союз, еще до объявления всеобщей мобилизации в стране, расположит свои имеющиеся регулярные войска у новых советских границ. Единственно правильным в этих условиях решением было не продвижение войск к новым советским границам, а организация глубоко эшелонированной обороны: рассредоточение советских войск на обширной территории до 4,5 тыс. километров по фронту и свыше 400 км в глубину. Только в этом случае можно было после нападения фашистской Германии на Советский Союз, проведя всеобщую мобилизацию и превратив страну в единый военный лагерь, сорвать гитлеровский план молниеносной войны, организовать активную стратегическую оборону и, ликвидировав преимущество гитлеровцев в самолетах и танках, в конечном счете выиграть войну. Именно это и сделал Иосиф Виссарионович Сталин.

В результате немецко-фашистские войска не смогли расчленить и окружить Красную Армию по частям у западных границ Советского Союза, и гитлеровский план "молниеносной" войны был сорван.

Немецкий генерал-фельдмаршал фон Бок записал 15 сентября 1941 года в своем дневнике: "Битва за Киев — блестящий успех, но главные силы русских стоят передо мною неразбитыми (выделено мною — В.Ж.). И, как раньше, остается вопрос — удастся ли нам разбить".

Решение И.В.Сталина, накануне войны запретившего подводить основные вооруженные силы СССР к новым неукрепленным западным границам, приведшее в конечном счете к разгрому фашистской Германии, ярко характеризует его как поистине мудрого политика и полководца.

Остается разве что добавить, что в связи с тяжелыми потерями немецко-фашистских войск на советско-германском фронте у Гитлера, узнавшего, что задуманная им провокация не удалась и что Сталин, вопреки надеждам, не подвел основные вооруженные силы к слабо укрепленным новым границам СССР, развился тяжелый гипертонический криз сопровождавшийся, по мнению личного врача Гитлера, кровоизлиянием в мозг.

Вот что об этом писал впоследствии в своих воспоминаниях адъютант Гитлера фон Белов:

"... В конце июля Гитлер в течение нескольких дней совершенно не принимал участие в делах по болезни. Официально замалчивали, что он не выходил к общему столу и не принимал участие в оперативках. Но ясно было видно, что чувствует он себя неважно. Доктор Моррель намекал, что дело идет, возможно, о легком ударе. Сердце и кровообращение не в порядке, но ему удастся в короткий срок вернуть фюреру его прежнюю дееспособность. В самом деле, через несколько дней мы заметили улучшение. О заболевании Гитлера нам было строго приказано молчать".

Заслуга И.В.Сталина перед советским народом, накануне нападения фашистской Германии на Советский Союз, поистине неоценима. Ведь если бы гитлеровцам удалось осуществить план молниеносной войны и одержать победу над нашей страной, советскому народу грозило не порабощение, а физическое истребление.

Знаменательная дата 9 мая 1945 г. навечно вписана в историю человечества. Она служила и служит грозным предостережением всем тем, кто готов забыть уроки прошлого.

Разгромив фашистскую Германию и империалистическую Японию, великий советский народ под руководством И.В.Сталина совершил подвиг, равно которому не знает история.